Юля Поваринец-Гарсиа (р. 1971)

Шрифт крупнее

Шрифт мельче

Я вспоминала ее вчера. На самом деле, я ее очень часто вспоминаю, потому что воспринимаю ее влияние как ключевое в моей жизни.

Вспоминаю, как я приходила к ней домой просто «на посиделки» вскоре по приезде в Америку. Практически сразу же после нашего знакомства я прониклась любовью к ней, наверное потому, что я была так впечатлена ее характером. Она была воплощением силы и мудрости. Ее прямолинейный подход к людям был одновременно очень тактичен. Я не знала, как быть такой…

Я была тогда 18-летним подростком, с «иммиграционной раной» в душе, отсутствием дружеского окружения и полного (как я сейчас понимаю, возрастного) отторжения от родителей, и НВ была единственным человеком, которому я могла довериться. Я делилась с ней всем, что наболело, от кошмариков иммиграции до трудностей адаптации в этом новом обществе, до всяких бредовых похождений. Она всегда внимательно слушала и выдавала свое мнение, и я знала, что все, что она говорит, 100% правда. Она делилась своими воспоминаниями, из которых я могла извлечь жизненный опыт.  Как сейчас помню, как я заглядывала в ее большущие, увеличенные линзами очков глаза, пытаясь понять сразу все: и сказанное и промолчанное. Она для меня стала иммено тем, что я называла «Человек с большой буквы», но никогда до нее не встречала. Своим вниманием и участием она исцеляла меня от моих душевных невзгод и учила меня, как цбыть целителем для самой себя. Она была моим учителем, моим психологом, моим другом и моим героем. За все это я ей бесконечно благодарна, и я чувствую, что идя по жизни, я в себе несу крупицу ее, то что она в меня вложила. Вечная любовь ей.